Страх заболеть шизофренией: описание фобии, что делать

Медицинская безграмотность толкает людей на поиски каких-либо заболеваний в собственном организме. Диагностировать недуг может только опытный специалист, разбирающийся в тончайших деталях проявления болезни, признаках, симптомах. Часто встречается боязнь шизофрении, но психические расстройства, к счастью, встречаются довольно редко.

Боязнь шизофрении зачастую связана с самостоятельными попытками человека поставить себе диагноз

Отчего возникает страх

Согласно медицине, шизофрения — это целая группа психопатических расстройств с различным течением, формой, видами. Сюда также относится эпилепсия, органическое нарушение мышления и т.д.

Нельзя при наличии невроза, расстройстве личности, навязчивых состояниях тут же полагать, что наступила шизопатия. Это пограничные состояния, и если воздействовать на них адекватно и вовремя, то можно без последствий избавиться от душевного недуга.

Но также нужно помнить, что страх стать шизофреником возникает не у каждого, а у лиц, имеющих все основания потерять рассудок.

Насколько обоснован страх шизофрении

Даже опытные врачи утверждают, что абсолютно здоровых людей не бывает. Вряд ли найдется человек, который не замечал бы за собой тех или иных странностей.

Боязнь темноты, толпы, шума, замкнутого пространства и другие фобии тоже относятся к определенному роду расстройств.

Практически все, послушав какую-то песню, постоянно прокручивают навязчивую мелодию в своей голове. Оказывается, это тоже психическое отклонение.

Нельзя при наличии невроза, расстройстве личности, навязчивых состояниях тут же полагать, что наступила шизопатия

Но не стоит паниковать, все это терпимо и вписывается в рамки нормального существования. Страх стать психически неадекватным, чаще всего преследует тех, у кого присутствуют навязчивые состояния — неврозы. Как правило, они страдают массой фобий, в том числе и лиссофобия — боязнь сойти с ума.

Важно: большую роль в лиссофобии играет Интернет с массой статей и публикаций о шизофрении. Несведущему лицу, не разбирающемуся в симптомах и течениях психического недуга, легко обнаружить тот или иной признак.

Фобией потерять рассудок чаще всего страдают лица с частыми депрессиями. В момент обострения душевных терзаний, многие из них уверены в том, что не способны ни на что и полагают, что стали шизофрениками.

Стоит увидеть:  Как ставится диагноз шизофрения

Страх заболеть шизофренией: как определить недуг

Есть конкретный момент, при котором можно понять — есть симптомы психопатического расстройства или нет. Даже лицо, страдающее депрессией, может определить признаки.

Он понимает, что есть проблемы с психикой и старается бороться с недугом, не отрицая проблем. Все навязчивые состояния, фобии вызывают желание избавиться от них и пройти адекватный курс терапии.

Что касается тех, кто, действительно страдает психическими расстройствами, то здесь проблема заключается в отрицании недуга.

Страх заболеть шизофренией чаще всего бывает у людей, склонных к депрессии

Важно: больной готов идти «напролом», чтобы не пройти курс лечения и, более того, начинает ненавидеть близких, желающих его выздоровления. Почему они так сложно соглашаются со своим «плачевным» положением. Для этого есть причины, причем, весьма обоснованные.

Почему трудно признать душевную болезнь

Все мы знаем, как относятся к больным шизофренией. Их стараются обходить стороной, не принимают на работу, не поручают ответственные дела.

  • Человеку с диагнозом трудно в социуме, особенно если это ребенок, подросток. Он подвергается издевательствам, насмешкам. Предвидя нелицеприятную перспективу, больные долгое время скрывают свое состояние, пока рамки болезни не выходят за грани.
  • Миф — шизофрения неизлечима. Так было в прошлые века, но сейчас существует ряд эффективных методов, благодаря которым можно не только сохранять длительную ремиссию, но и излечиться от расстройств. Все зависит от стадии, формы и отношения самого больного.
  • Миф — если выявят недуг, то положат в психиатрическую клинику на всю жизнь. Во-первых, в таких заведениях не содержат лиц, у которых прогресс в лечении налицо. Во-вторых, в лечебнице лежат только те, у кого сложные, острые формы заболевания, требующие контроля и мощного медицинского воздействия. Именно по этой причине, психических клиник очень мало.

Стоит увидеть:  Возможно ли больному шизофренией найти работу

Боюсь шизофрении: что делать

Если существует страх такого рода, то, скорее всего, шизофрения не грозит. Симптом говорит о том, что человек продолжает беспокоиться о своем душевном состоянии. Что касается больного, то ему этот вопрос уже не интересен.

О психопатических расстройствах говорят такие признаки, как бред, галлюцинации, монотонный и длительный повтор одних и тех же слов, движений. Но даже эти признаки при вовремя предпринятом адекватном лечении не буду мучить человека. Чтобы избавиться от навязчивых сомнений, не нужно пережидать время — обратитесь к доктору.

Диагностирование и лечение шизофрении следует доверить квалифицированному врачу

Легкая психотерапия, беседа со специалистом, прием успокоительных, седативных средств навсегда избавят от лиссофобии. Дополнение перечисленных методов отдыхом, отказом от спиртного, здоровым образом жизни и питания, усилит эффект психотерапевтического воздействия.

Источник: http://psycholekar.ru/psihicheskie-rasstroystva/shizofreniya/entsiklopediya-shizofreniya/boyazn-shizofrenii.html

Оксана Урбанская. Как я боялась заболеть шизофренией — Вестник антиклеветы Системно-векторной психологии. Юрий Бурлан

Оксана Урбанская

Многим известен синдром «Болезни студента третьего курса медицинского ВУЗа». На третьем курсе студенты-медики приходят в клинику, где предметом изучения являются болезни, их причины, признаки, лечение.

Мы впервые сталкиваемся с тем, с чем будем потом работать всю жизнь в профессии: терапия, хирургия, травматология, инфекционные, кожные и многие-многие другие заболевания.

И вот тут-то все студенты-третьекурсники, или почти все, кроме самых психически устойчивых, вдруг находят у себя симптомы разных заболеваний – часто вообще всех, которые изучаются в данный момент, и ставят себе ежедневно много «диагнозов». Довольно тяжелое время для студента.

Но был у меня период еще более тяжелый. Начался он на пятом курсе, когда мы стали изучать психиатрию.

Расхожие слова «бред» или «идиотизм», которыми мы так легко бросаемся в жизни, обрели научную форму, и оказались вовсе не бытовым ругательством, а серьезными психиатрическими диагнозами.

Однокурсники, на мой взгляд, как-то очень легко восприняли эти знания, для них они не стали откровением. А у меня повторился синдром третьего курса на новом уровне – на уровне психиатрии.

Я стала бояться за свое психическое здоровье, стала бояться сойти с ума. Я начала находить у себя признаки уже психических заболеваний. Не всех и не в том количестве, чтобы можно было по стандарту достоверно поставить диагноз. Но подозрений и сомнений было достаточно, чтобы над головой у меня повис виртуальный дамоклов меч под названием «шизофрения».

Всякие мелочи я подгоняла под этот диагноз. Плохое настроение, апатия, не хочется ничего делать? Так это же признак шизофрении! Написала лишний крючок в букве или, наоборот, не дописала – так это же признак почерка больного шизофренией! Случайно в тексте написала английскую букву t, вместо русской – ну, это вообще патогномоничный признак шизофрении!

Добавляла мне тревог семейная драма, о которой много не говорили, и сами толком не знали старшие родственники. Дедушка, ныне покойный, какое-то время находился то ли на лечении, то ли под наблюдением у психиатра. Ни диагноза, ни признаков его заболевания мне не сказали.

Говорили только, что «упрятывание» деда в психиатрическую больницу было результатом происков недоброжелателей.

Дедушка умер от инсульта, и, когда позже мне сказали, что у шизофреников никогда не бывает инсультов, я крепко ухватилась за эту спасительную информацию, и даже не стала ее перепроверять (да простят меня практикующие психиатры, читающие эту статью).

Кроме признаков шизофрении я «находила» у себя и другие психические отклонения. Например, частая (как мне казалось) и резкая смена настроения – с переходом от энтузиазма, открытости, полной экстравертации, общительности – и до полной замкнутости, отстраненности от всех окружающих, «уход в себя» — ну что же еще это может быть, как не маниакально-депрессивный психоз? И т.д., и т.п.

Но никакие другие заболевания не пугали так, как шизофрения, возможно, потому что никакие другие так не изменяют личность человека. (Пожалуй, еще эпилепсия, но ее отсутствие у себя доказать было проще всего – нет приступов эпилепсии. Поэтому эпилепсия не страшила).

Шизофрения же такая неоднозначная, скрытая… Больные ею могут долгое время выглядеть и поступать нормально, как обычные люди. И даже потом, после установления диагноза, в период ремиссии, они остаются трудо- и дееспособными. Плохо только, что эти периоды со временем, по мере прогрессирования болезни, становятся все короче, а периоды обострений – все длиннее и тяжелее…

Мы, студенты, общались в клинике со многими пациентами. И они казались обычными, нормальными людьми. Врачу нужно выявить и подробно описать галлюцинации или бредовую идею, которые присутствуют у пациента. И нам, неопытным студентам, приходилось порой подолгу общаться с пациентом, прежде чем эта бредовая идея или галлюцинация выявлялись.

Однажды у меня было подозрение, что пациент не рассказал нам настоящей своей галлюцинации, а сфантазировал на ходу что-то фантастическое, чтобы мы, наконец, от него отстали.

(Люди, страдающие шизофренией, часто обладают развитым интеллектом). Случается, больной шизофренией долгое время до установления диагноза живет обычно, ходит на учебу или на работу, как все люди.

Пока однажды под действием галлюцинаторных видений или звуков не делает что-то экстраординарное.

Я слышала о нескольких случаях, когда глава жизни с заголовком «шизофрения» начиналась с того, что человек (и почему-то чаще — женщина) приходил на работу без обуви. Не знаю объяснения, почему именно так происходит. И к общему ужасу заболеть шизофренией у меня прибавился конкретный страх прийти однажды на учебу или на работу босиком.

Что обычно делает человек, когда подозревает у себя какое-то серьезное заболевание? Правильно, идет к врачу, в клинику, обследуется и выясняет для себя ответ – есть у него это заболевание или нет.

Учась в медакадемии, мы, студенты, имели возможность спросить совета о своем здоровье у самых опытных докторов и профессоров, чем, конечно, и пользовались. Но только не в этом моем случае.

Подойти к педагогу-психиатру, или тем более к профессору, со своими сомнениями в своей психической нормальности, было для меня просто невозможно. Что, если сомнения оправдаются?

Я боялась, что все от меня отвернутся, что я не смогу учиться дальше (и тот факт, что больные шизофренией в ремиссии способны к обучению и к труду, не успокаивал).

Я не могла поделиться своими сомнениями ни с кем – ни с мужем, ни с друзьями-однокурсниками, ни тем более, с мамой. Судорожно считала «выявленные» у себя «признаки», хватает ли их для выставления диагноза.

Получалось всегда, что не хватает, поэтому я считала для себя возможным продолжать учиться и жить нормальной жизнью.

Курс психиатрии был для меня настоящей пыткой, но даже когда он закончился, мои сомнения и подозрения не исчезли совсем, но немного ослабли. Я продолжала бояться сойти с ума.

Мне всегда была интересна психология людей, их чувства, эмоции, внутренние причины их поступков, механизмы взаимоотношений между людьми. Я была «жилеткой», «природным психотерапевтом» для своих подруг. И хотела стать психотерапевтом.

Но… Путь в психотерапию лежал через психиатрию. Нужно было пройти интернатуру (это целый год работы!) в психоневрологическом стационаре.

А я боялась возвращаться в это ужасное место, где был риск остаться навсегда – уже в качестве пациента (и риск, по моим представлениям усиливался при общении с людьми, имеющими психическое заболевание – мы, умные студенты, знали о «наведенном помешательстве»).

Поэтому вместо психотерапии я выбрала своей профессией терапию, а психология осталась моим интересом, моим хобби и моим обязательным помощником в общении с терапевтическими пациентами и в их лечении.

Параллельно я занималась бизнесом и изучала психологию – по книгам и на различных тренингах, прошла курс обучения практической психологии.

Работа, бизнес, семья, хобби… И все это время меня не покидал страх сойти с ума, заболеть шизофренией.

Страх, что однажды я, повинуясь какому-то непонятному внутреннему позыву, приду босиком на работу, или сделаю еще что-то неадекватное, после чего меня заберут в клинику и поставят этот ужасный диагноз.

12 лет с момента прохождения учебного цикла психиатрии в академии, я жила с этим страхом. Жизнь тем временем била в набат, пыталась обратить на себя внимание, ставила передо мной задачи, требующие моего активного участия – не только физического, но эмоционального, психологического.

Например, у меня родился ребенок с редким случаем косоглазия, которое не поддавалось лечению у нас в городе, но решиться поехать лечить его в Москву или куда-то еще я не могла, не хватало энергии, духа, веры в свои действия.

Понимала, что психологические проблемы надо решать с чьей-то помощью и обращалась за ней.

Была несколько раз на консультациях у психологов и психотерапевтов, после которых я поняла, почему у нас в стране люди не обращаются за психологической помощью. Психологи мне просто не помогли, вызвав даже некоторое недоумение.

Психотерапевт же, оказав помощь с одной проблемой, тут же поставил передо мной другую — намекнул на наличие у меня еще одного психологического состояния, о котором я раньше и не думала – обсессивного расстройства. Я начала думать уже не только о шизофрении, но и об этом расстройстве.

Читайте также:  Манипуляции в процессе общения: людьми, психология, виды

Впрочем, обсессивное расстройство блекло перед ужасом шизофрении…

На пике моих переживаний мне посчастливилось встретить опытного психиатра, с которым я, наконец, смогла поделиться своими подозрениями в наличии у себя шизофрении.

Он выслушал мою историю страха, и объяснил, по каким объективным признакам этого заболевания у меня нет, а просто есть некая акцентуация характера. Предложил для полного выяснения вопроса и успокоения пройти обследование в стационаре.

Ну, на акцентуацию-то я была согласна! И на обследование в стационар ложиться не стала. Страх шизофрении был снят процентов на 90, и это высвободило огромные резервы.

Например, я сразу же решилась ехать с ребенком на обследование в лучшую офтальмологическую клинику Москвы, а там без всяких связей нашла самого лучшего специалиста по косоглазию и записала ребенка к нему на операцию. И тут же избавилась от страха прийти на работу босиком – как раз сделав это, не специально, но по объективной причине – пришлось снять обувь во время проливного дождя.

Но мне хотелось полного освобождения от страха шизофрении, ведь червячок сомнения оставался и подтачивал изнутри мое спокойствие, и я продолжала искать. Искала ответ не только на свои сомнения в психическом здоровье, но и на полусформулированный внутри вопрос о смысле жизни. Варианты поиска в ближайшем и далеком окружении были исчерпаны, и я обратилась к Интернету.

Пропущу рассказ о нескольких неудачных попытках различных онлайн, видео и аудио-тренингов, вебинаров по психологии, и перейду к удачному опыту.

Я попала на онлайн-тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Услышала идею о том, что психикой человека управляют имеющиеся от рождения вектора. Это было немного похоже на те классификации и типологии, которые есть и в классической психологии, но более объемно, понятно, всеобъемлюще. Не оставалось никаких белых пятен и неясностей.

С первых бесплатных лекций по анальному и кожному вектору стало понятно, что это та информация, которую я искала. А занятия по звуковому вектору все расставили по местам. Именно на них я поняла все, что касается шизофрении в моем случае.

Я узнала, что страх сойти с ума, или, как у меня конкретно – заболеть шизофренией – это «родной» страх звукового вектора.

Причем страх сойти с ума, потерять себя, настолько ужасен, что звуковик (обладатель звукового вектора) скорее согласится расстаться с самой жизнью, как сделал это актер Робин Уильямс, узнав о наличии у него болезни Паркинсона.

Поэтому только я из всей студенческой группы так страдала, изучая психиатрию. И именно я и могла бы, сложись неудачно моя жизнь в детстве и подростковом периоде, заболеть ею. Но не заболела и теперь уже точно не заболею.

И в этом я уверена на все полновесные 100%. Без сомнений.

А занятия по зрительному вектору объяснили мне все о моих эмоциях, смене настроений и других «признаках» «обсессивного расстройства» и «маниакально-депрессивного психоза».

Нельзя сказать, что избавление страха заболеть шизофренией избавило меня сразу и от всех проблем в жизни. Ведь кроме звукового есть другие вектора, у которых есть свои страхи, желания и нехватки. Но теперь я знаю их все и могу лучше с ними справляться.

Ведь все вместе взятые эти страхи, проблемы и нехватки весят гораздо меньше, чем страх и нехватка доминатного звукового вектора.

И жизнь стала не просто «немножечко легче, немножечко радостнее», как обещал Юрий Бурлан на вступительных лекциях, а много легче и радостнее, намного более понятной стала жизнь.

Прошло почти 3 года после тех занятий по звуковому вектору, а страх шизофрении не возвращается. Я вспомнила о нем только для того, чтобы написать эту статью.

В надежде, что кто-то, кого мучает этот же страх, наберет в поисковике фразу, прочитает это, и его путь к освобождению от этого не просто страха, а настоящего ужаса, будет короче, чем у меня, и не будет 12-ти лет жизни под дамокловым мечом заболеть психическим расстройством и потерять, а точнее, не найти себя.

Идти никуда не надо. Ответ как раз тут, где любят находиться звуковики, в Интернете: http://www.yburlan.ru/training/registration-zvuk

Оксана Урбанская, врач ультразвуковой диагностики

Источник: https://vestnik-svp.com/2016/01/oksana-urbanskaya-kak-ya-boyalas-zabolet-shizofreniej/

Как проявляется страх шизофрении?

Утрата контроля над собственным поведением – то, чего боится каждый человек. Страшно даже представить, что может тогда произойти. Паникеры, невротики, ВСДшники уже частично представляют себе, как это – не суметь обуздать собственное поведение. В их жизни не раз происходили прилюдные казусы – паническая атака в полном автобусе, нервный срыв на глазах у всех коллег, тошнота и рвота при попадании в ситуацию фобии.

Фактически, пациенты с расстройствами и сбоями ЦНС более остальных приближены к серьезным расстройствам психики, например, к шизофрении.

И это отнюдь не означает, что такие люди обязательно заболеют чем-то душевным и отправятся в психиатрическую клинику.

Однако страх шизофрении настолько пронизывает сознание, что человек забывает и полноценной радостной жизни и начинает «выживать» в плену своих жутких фантазий.

Кто рискует заболеть страхом?

Страх шизопатии присущ любому человеку в той или иной мере.

Но почему одни люди в состоянии оставить его на стадии зародыша, а другие сами же поливают его фантазиями и домыслами? Как уже было сказано выше, излишне нервные и мнительные люди больше подвержены подхватить фобию шизофрении, поскольку жизнь то и дело ставит их в ситуации потерянного контроля. Группа риска шизофобии представлена в таблице.

Расстройство/состояние Чем питается страх? К чему это может привести?
Ипохондрия
  • медицинские форумы;
  • вечные поиски у себя нежелательных симптомов;
  • фантазии на тему «как это будет»;
  • склонность представлять себя на месте шизофреника, смотреть на мир его глазами.
Медицинская безграмотность некоторых людей (или чрезмерная мнительность) вынуждает страх обрастать новыми формами. Человек обретает дополнительные фобии, которые прогрессируют и приводят к более серьезным расстройствам/депрессиям.
Расшатанная ЦНС
  • постоянные мысли о плохом;
  • склонность к ипохондрии;
  • низкая самооценка в связи с невозможностью всегда контролировать состояние;
  • убежденность: «шизофрения выберет именно меня».
Человек замыкается в себе, не находя поддержки у близких, которые, вероятно, уже «сыты по горло» его фантазиями. Бесконтрольный приём седативных средств может пагубно сказаться на организме. Больной рискует обрести глубокую депрессию и суицидальные мысли.
ВСД
  • ложные представления о собственном здоровье и организме, фобии по этому поводу;
  • склонность «накручивать»;
  • чувство беспомощности перед новыми симптомами;
  • вечные поиски информации, которая в итоге проецируется на самого себя.
Страх заболеть шизофренией превращается в настоящую гонку по замкнутому кругу, обретая новые формы и проявления. ВСДшник уверен: он лучше, чем врачи, знает, как устроены его голова и психика, и потому всё, что он считает ненормальным, таковым и является. А доктора лишь бесчувственные и некомпетентные люди, желающие ему поскорее отправиться в психбольницу. Если такое состояние игнорировать, оно непременно закончится сильнейшей депрессией с целым букетом новых фобий.
ОКР/ГТР
  • невозможность остановить свои «ритуалы» и убежденность в том, что малейшее от них отклонение заканчивается сумасшествием;
  • убежденность в том, что наличие стойких неврозов – это и есть начало шизофрении.
В этой ситуации проще всего разделаться с фобией шизофрении, поскольку она является вторичным состоянием. На первом месте у невротика всегда своевременное и точное исполнение ритуалов. Излечив ОКР, можно навсегда избавиться и от страха стать шизофреником.

Насколько оправдан страх?

Чтобы перестать испытывать страх шизофрении, необходимо четко представлять, что это за расстройство, и как оно проявляется.

Главное, о чём должен помнить любой ВСДшник и невротик: пока вы отторгаете от себя собственные неврозы, фобии и неадекватные фантазии, вы – 100% не шизофреник.

Настоящий больной с тяжелым расстройством психики не боится сойти с ума и не осознает, что имеет серьезный недуг. Шизофрения становится частью его «Я», и человек выстраивает вокруг неё свою жизнь. Он убеждён, что окружающие люди точно так же должны реагировать на события, возникающие в его собственной голове. Он удивлен и раздражен оттого, что все «делают вид» будто не видят и не слышат ничего – ведь он-то совершенно точно знает: голоса, звучащие с потолка, существуют, а человек в красной мантии, сидящий за кухонным столом, – настоящий.

Фобия превратиться в шизофреника на данное превращение никак не влияет. Если у больного есть предпосылки заиметь такое заболевание, это случится – наличие или отсутствие страха не сыграет никакой роли. Но сама фобия сойти с ума разрушительна и имеет тенденцию прогрессировать.

Сначала человек всеми силами пытается отгородиться от заболевания, он не в состоянии слышать даже слово «шизофрения», хотя внутри себя зациклен на нем. Далее – начинается слежка за собственным поведением и состоянием: больной пытается обнаружить у себя признаки шизопатии.

Как только он начинает «находить» их, можно говорить о начале следующей стадии страха.

На последнем этапе фобии человек убежден – он точно болен, и эта уверенность порождает самые худшие психосоматические симптомы: панические атаки, глубокую депрессию, социофобию, агрессию, тревожность, приступы удушья и головные боли.

Рекомендуем ознакомиться:  Как побороть страх и не бояться стоматолога

Если мысли о шизофрении пугают и не дают спокойно жить, не нужно стесняться помощи психотерапевта. Иногда это единственный шанс спасти себя от будущих последствий прогрессирующего страха.

Источник: https://distonija.com/strah-shizofrenii.html

Страх заболеть шизофренией

Не так много непосвященных людей на самом деле знает, что такое шизофрения. Для большинства это психическое расстройство — синоним понятия «сумасшествие». Хотя в действительности под этот термин, который в современной психиатрии практически не используется, уступив место словосочетаниям «психическое расстройство», «душевное заболевание» и пр., подходит достаточно большое количество разных незоологических заболеваний. Что является предпосылкой для того, чтобы у человека появился страх заболеть шизофренией? Каждый ли может быть подвержен подобному страху?

Душевнобольные – это и биполярные пациенты, эпилептики, органики, а не только шизофреники. Несколько сбоку от них стоят больные, страдающие так называемыми пограничными состояниями (расстройствами личности, неврозами). И тем не менее страх заболевания психическим расстройством обычно связан именно с шизофренией.

Кто подвержен этому страху

Надо сказать, что такие вещи не возникают беспочвенно. Существует выражение: «Нет абсолютно здоровых людей – есть недообследованные». Справедливо ли оно?

Действительно, практически любой человек, даже без каких-либо намеков на душевную болезнь, может изредка замечать, что с ним происходит что-то необычное. Например, ребенку, боящемуся темноты, белая занавеска может показаться привидением; практически каждый переживал в жизни феномен типа deja vu (уже виденного); «заевшая» в голове песня тоже может быть отнесена к психиатрическим симптомам.

И все же большинство людей на такие вещи не обращают внимания. И это правильно. Есть симптомы, которые гораздо более явно говорят, что с психикой что-то не в порядке. Впрочем, страх заболеть шизофренией развивается опять же не у всех.

Лиссофобия – боязнь заболеть тяжелым психическим расстройством – наиболее часто преследует тех, кто изначально подвержен всякого рода навязчивым страхам. В основной массе это невротики, чаще всего страдающие обсессивно-компульсивным расстройством (невроз навязчивых состояний). У таких пациентов может присутствовать такое количество различных фобий, что человек, склонный к появлению навязчивых страхов, начинает испытывать реальный страх заболеть шизофренией.

В доступных из Интернета статьях психиатрической направленности можно прочитать, что для шизофрении характерны страхи, навязчивые мысли, наплывы мыслей, аутизм… Напуганному человеку, не знакомому с психиатрией и мало представляющему, что такое эти симптомы на самом деле, нет ничего проще, чем обнаружить их у себя.

Для депрессивных больных страх подобного рода тоже довольно характерен: «Я плохой, я ничего не могу и не хочу. Видимо, я шизофреник».

Оправдан ли страх

Вот тут-то и кроется главное отличие — пациент с депрессией не психотического уровня понимает, что он нездоров. Его фобии и навязчивости чужды ему, он пытается с ними бороться. Шизофреник же, напротив, будет считать, что болен не он, а мир вокруг него. И бороться «реальный» больной будет не с болезнью, а с врачами и родственниками, пытающимися ему помочь.

Он может испытывать страхи — это очень частый симптом. Но бояться он будет другого — воздействия со стороны каких-то организаций, преследования и т. п.

При остром начале заболевания может наступить кратковременное ощущение сумасшествия, но оно, как правило, непродолжительно и потом сменяется бредовым осознанием происходящего. Критика к своему состоянию и, соответственно, страх заболеть шизофренией, у такого человека отсутствует.

Поэтому с большой долей вероятности можно сказать, что человек, страдающий лиссофобией, не является шизофреником как таковым. Но обратиться за психиатрической помощью при возникновении такого страха нужно в обязательном порядке.

Читайте также:  Бывшая провоцирует на ревность: зачем заставляет ревновать?

Источник: https://www.psyportal.net/11002/strah-zabolet-shizofreniey/

Больная тема: как перестать быть ипохондриком?

Ипохондрия — это не болезнь. И все-таки порой она причиняет такие страдания, словно человек и вправду нездоров. Международная классификация болезней (МКБ-10) сегодня описывает ипохондрическое расстройство (F45.2) так:

«Важнейшей чертой [ипохондрического расстройства] является устойчивая озабоченность пациента возможностью иметь у себя тяжелое, прогрессирующее заболевание или несколько заболеваний. Пациент предъявляет устойчивые соматические жалобы или проявляет устойчивое беспокойство по поводу их возникновения.

Нормальные, обычные ощущения и признаки часто воспринимаются больным как ненормальные, беспокоящие; он сосредоточивает свое внимание обычно только на одном-двух органах или системах организма. Часто присутствуют выраженная депрессия и тревога, что может объяснить дополнительные диагнозы.

Расстройство, выражающееся в озабоченности собственным здоровьем».

Прежде чем ставить себе диагноз «ипохондрия», стоит узнать, что такое соматоформные расстройства, к которым она относится.

Их главная особенность — недоверие к врачам: пациенты-ипохондрики предъявляют свои претензии повторно, требуют обследований и анализов, даже если раньше результаты были отрицательными.

Существующие соматические (то есть, не вызванные психической деятельностью) заболевания при этом не объясняют то, на что жалуется пациент.

Иными словами, не все, кто мучительно и необоснованно подозревает у себя рак или СПИД, являются ипохондриками: многие забудут о беспокойстве, едва врач скажет, что все хорошо. И тем не менее, из-за потоков тревожной информации, которые обрушиваются на нас, даже психически здоровые люди нередко страдают от страха.

Канцерофобия

Одна из самых распространенных форм ипохондрии — канцерофобия, при которой здоровый человек боится заболеть раком.

От нее страдают самые разные люди по всему миру, — ведь многие знают, что онкологические заболевания являются распространенной причиной смерти (уступая, впрочем, сердечно-сосудистым заболеваниям, которых никто так сильно не боится), а лечение от них не все легко переносят.

  • Канцерофобия возникает по разным причинам. Основой для нее в том числе могут стать:
  • 1)реакция на смерть близкого человека от рака;
  • 2) реакция на операцию по удалению доброкачественных новообразований или кист;
  • 3) комментарий врача при осмотре (комментарий воспринимается как намек или предупреждение);
  • 4) наличие предраковых заболеваний (эрозии шейки матки, язвы желудка и др.);
  • 5) невроз навязчивых состояний, ипохондрия, психопатия, депрессия, шизофрения;
  • 6) генерализованное тревожное расстройство;
  • 7) хронический стресс, который сопровождается резким похудением;
  • 8) хронический болевой синдром (к примеру, мигрень);
  • 9) климакс, когда женщина оказывается вынуждена регулярно проходить профилактические осмотры.

Реклама лекарственных и профилактических средств, которые якобы предупреждают развитие злокачественных новообразований, также не добавляет людям уверенности в завтрашнем дне и по сути как бы подталкивают их к мысли: «А нет ли у меня рака?».

Все это, разумеется, не означает, что нужно игнорировать тревожные симптомы, приписывая их исключительно канцерофобии. Однако необходимо отличить ее эффект от действительно важных изменений в состоянии здоровья. Один из лучших способов сделать это (и справиться с канцерофобией, как и с другими подобными состояниями), — пойти к врачу.

Какой бы пугающей ни казалась эта необходимость («А вдруг что-нибудь найдут?»), как правило, визит в поликлинику заканчивается чувством облегчения. Сам этот шаг — посещение доктора — стоит воспринимать как терапию, действенный способ справиться с ужасом, который долго не давал покоя.

Канцерофобия постоянно отвлекает на себя внимание, заставляет прислушиваться к себе, разыскивать списки симптомов, — и пугаться от этого еще больше.

Если страх после обращения к медикам не проходит, или если человек знает, что у него есть невроз навязчивых состояний, ипохондрия, психопатия, депрессия, шизофрения, тревожное расстройство или другие проблемы, справиться с фобией — вместе с основным психическим заболеванием — поможет психотерапия. Поддерживать здоровье психики так же необходимо, как лечить зубы или уши, — и нет абсолютно никаких оснований этого стесняться (ведь мы не стесняемся того, что были у стоматолога или лора).

Страх заболеть шизофренией

Боязнь стать жертвой психического заболевания, кажется, распространена не так широко, как канцерофобия, но и она представляет серьезную проблему.

Чаще всего такая фобия сопровождает другие нарушения в работе психики (но никогда не сочетается с самой шизофренией): неврозы, обсессивно-компульсивное расстройство, панические атаки и депрессию.

Иными словами, если человек боится сойти с ума или наблюдает у себя характерные симптомы шизофренического расстройства, это значит, что он здоров или почти здоров.

Настоящий больной шизофренией никогда не заподозрит ее у себя: напротив, за счет так называемого бредового осознания происходящего (это состояние, когда окружающие шизофреника «странности» наконец складываются в целостную картину мирового масштаба) ему будет казаться, что это с окружающими что-то не так.

Тем не менее, навязчивый страх сумасшествия — лиссофобия — требует обращения к психотерапевту. От шизофрении в этом случае лечить не будут, шизофреником не назовут, — зато помогут справиться с основной, настоящей проблемой, которая вовсе не является сумасшествием.

Боязнь СПИДа

Многие городские легенды вселяют в нас страх. К ним относится, например, миф о мстительном пациенте, который подкладывает на сидения в кинотеатрах и метро выпачканные в крови булавки и записки: «Теперь у вас СПИД!». Также люди часто боятся заразиться ВИЧ или гепатитом в кабинете стоматолога, при сдаче анализа крови, в маникюрном салоне и т. д.

Правда в том, что по данным сайта Aids.ru, до сих пор не было зарегистрировано ни одного случая передачи ВИЧ от пациента к пациенту в стоматологическом кабинете. Все инструменты здесь проходят строжайшую стерилизацию: сначала их купают в специальном растворе, потом запечатывают в герметичные пакеты и отправляют в автоклав.

Он, за счет высокой температуры и пара под давлением, обеспечивает стопроцентную стерилизацию. При этом на всех инструментах есть индикаторы, которые показывают, стерильны ли они.

А для врачей, которые находятся в особой группе риска, в каждом стоматологическом кабинете есть так называемая «СПИД-укладка» («форма-50»), которая позволяет оказать первую помощь, если медик порезался или укололся.

ВИЧ нельзя заразиться при рукопожатиях, через полотенца, постельное белье, одежду, в бассейне, через комариные укусы, поцелуи, пресловутые уколы в транспорте, шприцы в поликлинике, и в маникюрных салонах.

Сегодня, спустя 30 лет после начала эпидемии СПИДа мы знаем, что такой вирус передается только при незащищенном половом контакте, при инъекциях общими инструментами, от матери к ребенку при беременности, при родах и при кормлении грудью.

Если человек соблюдает элементарные меры предосторожности, заразиться ВИЧ трудно, а защититься от него, напротив, очень легко.

Как же перестать быть ипохондриком?

терапевт и сооснователь ресурса Uncommon Knowledge

Советы вроде «просто не думай об этом» не работают. Почему? Потому что так вы только больше сосредотачиваетесь на мысли. Рекомендация «отвлечься» может оказаться полезной, но отвлекаться в таком случае нужно по-настоящему, иначе вы будете думать: «Я знаю, что пытаюсь не размышлять о страхе, что эта головная боль говорит о…».

Тревога — как вода. Ей нужна емкость — мысль, которая предаст ей форму; канал, по которому она сможет передвигаться.

Такой «емкостью» может стать неуверенность в отношениях с партнером, страх перед начальником, ипохондрия или что-нибудь другое. Если вы попытаетесь выкинуть емкость, вода все равно останется.

Чтобы справиться с мучительным беспокойством, нужно работать с его источником — с чувствами (водой), а не с мыслями (емкостями).

Если вы пытаетесь справиться с ипохондрией, вот четыре совета:

1) Расслабляйтесь, расслабляйтесь и еще раз расслабляйтесь. Чем меньше вы напряжены, тем меньше емкостей для тревоги будет изобретать ваше воображение.

2) Берегитесь самодиагностики. Интернет — прекрасное место, но желание «просмотреть симптомы» и «взглянуть, что это может быть» — плохая идея.

Дело в том, что любые симптомы, которые вы готовы со всей живостью вообразить, при таких розысках можно связать с любой искомой болезнью. Кроме того, когда вы знаете, какие симптомы нужно искать, вы можете в самом деле их у себя найти.

Люди и впрямь способны сами вызвать у себя то или иное ощущение (до определенной степени).

Оставьте диагностику профессионалам, которые могут взглянуть на ваше здоровье в другом масштабе. Один мой друг был убежден, что у него рак мочевого пузыря, — а выяснилось, что он просто ест слишком много свеклы.

3) Доверяйте своему телу — оно может о вас позаботиться и знает, что хорошо, а что не очень. Недавние исследования показали, что ипохондрики меньше пекутся о своем здоровье: больше курят, больше пьют и меньше занимаются спортом. Берегите свое тело и будьте уверены, что оно делает для вас все, что может.

4) Сделайте перерыв. Чрезмерная склонность осознавать все небольшие изменения быстро превращается в мучение. Ипохондрики обращают внимание на любую боль, напряжение мышц, головокружение.

Однако тело — это система, которая сама все в себе регулирует, и в ней происходят естественные безвредные перемены, которые осознаются психикой. Большая часть таких «сообщений» остаются в области подсознания. Легкая боль, урчание в животе и покалывание — симптомы того, что вы живы.

Ипохондрия начинается, когда человек решает, будто все эти сигналы — признак катастрофы, хотя ни о чем таком они в действительности не говорят.

Как только вы станете меньше волноваться, вы сможете сосредоточиться на том, что происходит вокруг вас, займетесь жизненным процессом и почувствуете, что связаны с другими людьми. Так что преодоление ипохондрии станет большим шагом на пути развития личности во всех смыслах.

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/11326-ipohondria

Лечение страхов при шизофрении

Статьи и видео

Шизофрения – это серьезное психическое заболевание, которое отличается длительным хроническим течением. При данной патологии происходят специфические личностные изменения.

В частности, для нее характерно расщепление эмоций, мышления и прочих психических функций. Заболевание, как правило, дебютирует в молодом и даже подростковом возрасте, однако в ряде случаев первые клинические признаки выявляются у людей старше 40 лет.

Лечение страхов при шизофрении является одной из важнейших задач психиатра.

Обратите внимание: У мужчин патология проявляется раньше, и прогноз менее благоприятный, нежели у женщин.

Исход болезни может быть различным. У одних больных формируются малозаметные изменения личности, практически не оказывающие влияния на адаптацию в обществе. У других возможны глубокие дефекты, которые делают невозможным нахождение пациента вне клиники.

Симптоматика шизофрении

У больных шизофренией выявляется ряд достаточно характерных симптомов.

Клиническими проявлениями шизофрении являются:

  • сниженная эмоциональная реакция;
  • апатия;
  • беспорядочное мышление;
  • навязчивые идеи;
  • галлюцинации (в частности — «голоса» в голове);
  • повышенное возбуждение и раздражительность;
  • прогрессирующая замкнутость;
  • расщепление психических процессов;
  • двигательно-волевые нарушения (например, кататонический ступор).

Одним из симптомов шизофрении нередко являются навязчивые страхи или фобии.

Обратите внимание: Чтобы уменьшить тревогу больному нередко нужно выполнить некий «ритуал». Например, при боязни заразиться инфекционным заболеванием или боязни грязи ему требуется строго определенное количество раз вымыть руки. Если нет возможности этого сделать, то беспокойство и страх нарастают.

Лечение

Лечение шизофрении должно быть комплексным. Попытки избавиться только от одного из симптомов (в частности – страхов) не имеют смысла. В настоящее время при лечении шизофрении широко применяются немедикаментозные методы лечения, к которым относятся:

  • кинезиотерапия;
  • светотерапия;
  • биологическая обратная связь.

Если показано применение фармакологических препаратов, то обычно назначается одно антипсихотическое средство и дополнительно 1-2 психотропных.

Для лечения страхов при шизофрении, а также избавления от галлюцинаций и бреда целесообразно подобрать атипичный антипсихотический препарат. Лекарства данной группы дополнительно обеспечивают первичный затормаживающий эффект. Показано длительное курсовое лечение.

После первых проявлений заболевания психотропы и антипсихотики нужно принимать в течение 2 лет, а после второго эпизода – как минимум 5 лет.

В клинической практике для лечения страхов и фобий применяются противотревожные препараты из группы бензодиазепиновых транквилизаторов (Феназепам, Седуксен, Элениум). Для избавления от страха на фоне психических расстройств назначаются также серотонинергические и трициклические антидепрессанты (Триптизол, Амитриптилин).

Грамотно подобранная схема приема дает ощутимый положительный эффект уже после недели курсового лечения. Лечение страха при шизофрении может предполагать применение психотерапевтических методик. Свою эффективность доказали нейролингвистическое программирование, а также поведенческая и рациональная психотерапия.

Авторство и редактура текста:  Заведующий отделением психииатрии и наркологии МЦ «Алкоклиник», психиатр-нарколог Попов А.Г., врач психиатр-нарколог Серова Л.А.

НЕ НАШЛИ ОТВЕТ?

Проконсультируйтесь    со специалистом

Или позвоните:+7 (495) 744-85-28

Звоните! Работаем круглосуточно!  

Наши врачи

Главный врач

Врач психиатр-нарколог стационара

Врач психиатр-нарколог стационара

Врач психиатр-нарколог

  • посмотреть всех врачей
  • посмотреть все фото

вернуться к списку статей

Источник: http://www.alcoclinic.ru/poleznaja-informacija/lechenie-strakhov-pri-shizofrenii/

Шизотипическое расстройство. Панические атаки при вялотекущей неврозоподобной форме шизофрении

Здравствуйте, Уважаемые Читатели. В данной статье речь пойдет о панических атаках при шизофрении, а точнее – при малопрогредиентной (слабо прогрессирующей) ее форме – вялотекущей неврозоподобной шизофрении, маскирующейся под невротические панические атаки (далее ПА). Т.е. по Международной Классификации Болезней десятого пересмотра (МКБ-10) – о Шизотипическом Расстройстве (F21) и его подвиде «Псевдоневротической (неврозоподобной) шизофрения (F21.3)». Что представляет собой данное психическое расстройство я наглядно продемонстрирую примером из своей рабочей практики, а также покажу, ЧЕМ оно отличается от классических невротических ПА. Подробно останавливаться на теоретической части заболевания под шифром F21.3, я НЕ буду, так как данной информации в интернете предостаточно.

Внимание! Чтобы быть в курсе последних обновлений, я рекомендую Вам Подписаться на мой Основной Ютуб-канал https://www.youtube.com/channel/UC78TufDQpkKUTgcrG8WqONQ, поскольку все новые материалы я делаю теперь в формате видеороликов. Также совсем недавно я открыл для Вас свой второй канал под названием «Мир Психологии», где публикуются краткие видеоматериалы на самые разные темы, освещаемые через призму психологии, психотерапии и клинической психиатрии.
Ознакомиться с моими услугами (ценами и правилами психологического онлайн-консультирования) Вы можете в статье «Онлайн услуги психолога-психотерапевта».

Если Вы хотите понять, больны ли Вы (или кто-то из Ваших близких) какой-либо из форм шизофрении, то перед тем, как тратить море времени на чтение всех 20 статей данной рубрики, я настоятельно рекомендую Вам (для экономии Ваших сил и времени) посмотреть (причем желательно до конца) мой видеоролик на тему: «Почему на моем ютуб-канали и сайте НЕ будет больше материала по психиатрии? Как научиться проводить качественную диагностику психических заболеваний?»

Сразу скажу, что статья будет содержать относительно большое (в отличие от других моих заметок) количество научных терминов, некоторые из которых я расшифровывать в данной статье НЕ буду.
С моей точки зрения, заметка представляет интерес в первую очередь для практикующих психологов (т.к.

подобные пациенты вполне могут встретиться в их практике психологического консультирования), а также для людей, увлекающихся психологией и психиатрией – ведь численность больных с шизотипическим расстройством (вялотекущей шизофренией) среди населения по статистике составляет 2-3%. – Т.е.

они вполне могут встречаться среди Ваших коллег, друзей и даже родственников. Сами того не подозревая, Вы можете контактировать с ними каждый день и каждый раз искренне удивляться их, мягко говоря, чудаковатому поведению, оригинальной внешности или специфическим взглядам на жизнь.

Для врачей психиатров, психотерапевтов и невропатологов данная статья будет совершенно Бесполезна, т.к. они с подобными пациентами встречаются достаточно часто и, соответственно, имеют богатый опыт общения и работы с ними.

Читайте также:  Снимает ли алкоголь стресс, стрессоустойчивость у алкоголика

А сейчас перехожу к примеру из своей практики психологического консультирования.
На прием ко мне обратилась девушка 35 лет по поводу «частых приступов невротических панических атак» (по ЕЕ словам), которые происходили с ней в безопасных людных местах. Постепенно их частота и длительность увеличивались.

И, в конечном итоге, она начала бояться ВООБЩЕ Выходить на улицу – как она полагала, у нее развилась «невротическая агорафобия (боязнь открытых пространств), которая постепенно приняла тотальный характер (панагорафобия)».
После этого, по словам больной, она уже практически полгода из дому ВООБЩЕ никуда НЕ выходит.

Однако далее пациентка заявила, что ЕЕ ЭТО НЕ СЛИШКОМ БЕСПОКОИТ, так как всю необходимую помощь она получает от родителей, с которыми проживает.

Далее девушка рассказала примерно следующее: «Живу вполне НОРМАЛЬНО, и СПОКОЙНО МОГУ ТАК жить и ДАЛЬШЕ.

А за обращением к психологу настояли мои, не на шутку встревоженные ситуацией, родители, которые хотели пригласить психолога, и даже психиатра, на дом, но я категорически отказывалась, так как, во-первых, считаю себя психически здоровой, а, во-вторых, это ведь будут чужие люди в доме, и они могут нанести мне серьезный вред». Поэтому больной был выбран именно Онлайн Психолог, занимающийся подобными проблемами. У психиатра до обращения ко мне пациентка НЕ наблюдалась.

Уважаемые Читатели, а теперь буквально два слова по теории.
Невротические Панические Атаки – это СЛЕДСТВИЯ ПСИХОТРАВМИРУЮЩИХ СИТУАЦИЙ или СИЛЬНОГО СТРЕССА. Возникают, как правило, в людном месте среди большого скопления народу, когда Ничего НЕ предвещает беды.

На биохимическом уровне нарушения обменных процессов в головном мозге – при ПА Зашкаливает Тревога. – ПА – это крайняя степень ее выраженности.
Как правило, ПА характерна для Ананкастного и Истерического типа Личности (т.к. таким образом вовлекается максимальное количество народу).

Хотя может наблюдаться и у неистерических (но Высокотревожных) личностей – тогда ПА может происходить даже в полном одиночестве.
Казалось бы все просто. Типичная невротическая пациентка.

Но многое в облике, манере речи и рассказе девушки СРАЗУ меня насторожило (далее я специально выделяю эти важные места красным цветом). Да и агорафобия, которая привела к ярко выраженной аутизации и фактически полной социальной дезадаптации, вызывала смутные сомнения в ИСТИННЫХ Причинах, породивших как ЕЕ, так и ПА.

Ведь для истерических личностей, ведущим мотивом деятельности которых является жажда сиюминутного признания и славы, и которые являются, как правило, гиперконтактными (чрезвычайно общительными, легко и без каких-либо стеснений знакомящимися с другими людьми), агорафобия совершенно не характерна. Равно как и для высокотревожных невротических личностей. – Т.к.

высокая тревожность НЕ является провоцирующим фактором для возникновения агорафобии, а тем более – полной социальной изоляции.

– По крайней мере, ОТНОШЕНИЕ НЕВРОТИКА К ВОЗНИКШЕЙ БОЛЕЗНИ БУДЕТ СОВЕРШЕННО ДРУГИМ – ОН БУДЕТ ЧРЕЗВЫЧАЙНО ОБЕСПОКОЕН ЕЮ (И НИКАК НЕ ПОСЧИТАЕТ ЕЕ ЗА НОРМУ), А ЕДИНСТВЕННЫМ ЕГО МОТИВОМ БУДЕТ ЖЕЛАНИЕМ КАК МОЖНО БЫСТРЕЕ ОТ ЭТОЙ, МЕШАЮЩЕЙ ЕМУ ЖИТЬ, ФОБИИ ИЗБАВИТЬСЯ.

Поэтому я не спеша приступил к сбору анамнеза (той информации о пациентке и ее заболевании, которая должна была полностью прояснить для меня ситуацию).

Естественно, вначале я начал расспрашивать пациентку непосредственно о самой ПА.

Первый же ее ответ показал, что я не зря засомневался в невротическом регистре нарушений данной ПА: длились они у нее по НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ, а последние приступы – и того ДОЛЬШЕ! – Тогда как классическая НЕВРОТИЧЕСКАЯ Паническая Атака длится считанные минуты (максимум до 15 минут), но уж НИКАК НЕ ЧАСЫ.
Я сразу вспомнил отрывок из статьи А.Б.

Смулевича «О вялотекущей шизофрении»: «Отличительная особенность динамики панических атак, выступающих в рамках малопрогредиентного эндогенного процесса (вялотекущей шизофрении; Ю.Л.) – внезапность манифестации (т.е.

возникают ВДРУГ, на Ровном Месте, ни с того, ни с сего – БЕЗ каких-либо предшествующих ПА Психологических причин (например, уход любимого человека, конфликт с начальником и т.д.); Ю.Л.) и персистирующее течение (крайне замедленное исчезновение симптомов ПА) в дальнейшем.

Обращает на себя внимание атипичность панических атак, протекающих с явлениями диссоциации и расстройствами самосознания (об этом я напишу чуть ниже; Ю.Л.), страхом потери контроля над собой, сумасшествия, танатофобией, явлениями генерализованной тревоги.

Поступательное развитие заболевания проявляется быстрым нарастанием частоты, интенсивности и продолжительности панических атак, а также сокращением длительности межприступных промежутков. В других случаях в качестве одного из наиболее характерных признаков, отражающих процессуальную природу страдания, выступает неуклонное нарастание проявлений избегающего поведения с быстрым присоединением агорафобии. При этом возможна трансформация отдельных страхов, присущих агорафобии (фобии открытых пространств или транспорта) в панагорафобию, когда избегающее поведение не только ограничивает передвижение, но и распространяется на любые ситуации, в которых больной может оказаться без помощи».

Уже понимая, что передо мной девушка, у которой развились Панические Атаки при ШИЗОФРЕНИИ, я начал расспрашивать ее про детство, но, поскольку там особых отклонений от нормы не выявилось (разве что черты, присущие шизоидному типу личности), я попросил рассказать пациентку о ее Подростковом Возрасте (т.к.

практически на 100% был уверен в том, что что-нибудь интересное здесь точно накопаю).
Я узнал следующее. Уже в подростковом возрасте больная начала проявлять первые признаки Аутизма: отгороженности и отстраненности от общества и, в частности, от школьного коллектива – «скучные, неинтересные, утомляющие и глупые люди».

Вместо посещения школьных занятий могла ОДНА Часами Гулять и, как она выразилась, «ОТДЫХАТЬ ДУШОЙ» на природе — у моря, в парках, бродить по тихим, малолюдным улицам и переулкам. Людей не то, чтобы не любила, но как-то сторонилась, не испытывала потребности в общении с ними. Больше тяготела к дружбе с животными. Имела дома несколько кошек.

Успеваемость в школе резко снизилась (хотя до подросткового возраста была твердой хорошисткой).

И не только из-за пропусков – больная отмечала, что учиться ей стало совершенно неинтересно – полностью потеряла всякий интерес к учебе, желания и СИЛ выполнять какие-либо домашние задания – просто НЕ было – ощущала какую-то Вялость, Усталость, Апатию, Разбитость, Быструю Потерю Сил.

Больная призналась, что такое эмоциональное состояние для нее было достаточно характерным и особенно явно стало проявляться в последние годы (фактически ежедневным), хотя видимых причин для этого НЕ БЫЛО.

– Как будет видно из следующих абзацев, больная Толком НЕ училась и НЕ работала, ведением домашнего хозяйства обременена НЕ была (работу по дому выполняла, в основном, мать пациентки).
Родителей, в связи с низкой успеваемостью и частыми пропусками, несколько раз вызывали в школу.

Как следствие, после этого с больной дома проводились воспитательные беседы, которые, впрочем, никакого результата не давали. – Школу кое-как (благодаря взяткам, щедро выплачиваемым родителями директору школы) закончила троечницей.
С помощью родителей (связи + взятка) поступила в далеко не самый престижный вуз России.

Вначале учебы (первый курс, первый семестр) занятия посещала исправно. Однако затем с пациенткой повторилась ситуация, аналогичная той, которая происходила с ней ранее – в школе – возникли те же проблемы с коллективом и полной потерей интереса к учебе. Сил на последнюю у больной также НЕ хватало. Сессии за нее закрывали родители с помощью денег.

ВУЗ практически НЕ посещала. Друзей, как в школе, так и в ВУЗе НЕ заводила. Кое-как, с помощью родителей, доучилась до 5 курса и защитила диплом.
За всю жизнь больная толком НЕ Работала, хотя был период, когда она относительно долго (1.5 года) проработала дизайнером. Работа ей нравилась и приносила неплохой доход, но затем, по ее словам, у компании сменилось руководство, с которым она не нашла общий язык, и уволилась. Далее еще несколько раз устраивалась на работу, но каждый раз, по ее словам, какие-то внешние факторы (плохое влияние коллектива на больную, трудность в общении с ними, низкая зарплата, высокий уровень стрессовости работы и т.д.) вынуждали ее уволиться.

  • Уже очевидно, что при непосредственном контакте с людьми у больной в структуре ее личности присутствуют параноидные черты характера (недоверие окружающим, излишняя подозрительность, плохое мнение о них).
  • Уважаемые Читатели, из последних семи абзацев четко видно, что у пациентки прослеживается незначительное, но постепенное нарастание НЕГАТИВНОЙ Симптоматики (подробнее о Негативной и Продуктивной симптоматике Вы можете прочесть в статье «Диагностика в психиатрии»).

Сидя дома, в основном, пациентка читала – современную художественную литературу не слишком высокоинтеллектуального содержания – женские романы и детективы. Хотя и эта деятельность в последнее время начала ее тяготить и утомлять – во время чтения достаточно быстро (где-то уже через 30 минут) снижалась концентрация внимания, и информацию из книг она воспринимала весьма поверхностно.

Затем я попросил больную более детально описать то состояние (чувства, ощущения), в котором она прибывала во время ПА.

Пациентка рассказала следующее: во время панических атак воспринимала происходящее, как нечто нереальное (явление Дереализации – нереальности, искаженности происходящего), которое происходит как будто не с ней, себя в этот период ощущала как-то странно, равно как и свое тело, в котором образовывалась какая-то неясная пустота (явление Соматопсихической Деперсонализации – нереальности, искаженности ощущения собственного Я в телесной сфере). Более детально и подробно (т.е. толком, и по сути) описать происходящие с ней ощущения НЕ смогла. Это также характерно для Панической атаки при Шизофрении – так как при Невротических явлениях Деперсонализации и Дереализации больные ОЧЕНЬ ЧЕТКО, ПОДРОБНО, ДЕТАЛЬНО И С БОЛЬШИМ УДОВОЛЬСТВИЕМ (если можно так выразиться) описывают всё, что с ними происходило.

Полученного материала для меня оказалось достаточно, чтобы понять, что к числу Моих Клиентов (людей психически здоровых), девушка, к сожалению, НЕ принадлежит.

В анамнез, для полноты картины включаю также описание мышления девушки (т.к.

оно является чрезвычайно важным диагностическим критерием при выявлении психической патологии или установлении психической нормы), а также ее внешнего вида.

Начну с описания расстройства мышления:
1) Первое, что бросилось мне в глаза и насторожило – это Витиеватость и Замысловатость Высказываний. – Эдакое многочасовое философствование на тему жизни и смерти, которое сама больная воспринимала как НЕВРОТИЧЕСКИЕ НАВЯЗЧИВЫЕ МЫСЛИ, при этом НЕ СТАРАЛСЬ ОТ НИХ ИЗБАВИТЬСЯ – т.е.

ПРИНИМАЛА ИХ ЗА ДОЛЖНОЕ, ЗА НОРМУ: ПРЕКРАСНО С НИМИ УЖИВАЛАСЬ – НЕ БОРОЛАСЬ С НИМИ И НЕ ПРЕДПРИНИМАЛА НИКАКИХ ПОПЫТОК ОТ НИХ ИЗБАВИТЬСЯ. – А ведь БОРЬБА С НАВЯЗЧИВОСТЯМИ, как мы знаем, характерна именно для Невротических Пациентов, считающих эти навязчивости ЧУЖДЫМИ. – Т.е. ее навязчивости носили отнюдь НЕ Невротический характер.

И сводились примерно к следующим рассуждениям: «А что будет, если я умру? Но ведь мы все умрем. Значит, и жить нет смысла. А зачем я живу? Для того, чтобы просто жить». Такие ее рассуждения невольно напомнили мне аналогичные философские рассуждения Андрея Ефимыча Рагина (главного врача больницы) из повести А.П. Чехова «Палата №6».

2) В 28 лет, неожиданно, безо всяких на то видимых причин и логических оснований, у пациентки появились Дисморфофобические Мысли, достигающие уровня Сверхценных Идей (сама больная считала их «обсессивными» («навязчивыми»)).

Мысли эти носили следующий характер: больная полагала если она начнет что-либо есть – то обязательно резко располнеет и станет выглядеть уродливо (хотя к полноте она была совершенно НЕ склонна – худая, с длинными конечностями, тонкими запястьями). В связи с этим пациентка практически перестала употреблять какую-либо пищу.

Хотя периодически сомневалась в правильности своих взглядов. В эти моменты родители, под бурным давлением, все-таки заставляли ее поесть. Однако пациентка все равно похудела на 12 кг. Затем данные мысли прекратились также резко и внезапно, как и начались. Вес больной восстановился практически полностью (+10 кг).

3) Резонерство – было понятно, О ЧЕМ рассказывает пациентка, но совершенно непонятно, ЗАЧЕМ она ЭТО Рассказывает, да еще и в таких подробностях, так как к ДЕЛУ (к Ответам на Мои вопросы) это НИКАК НЕ относилось.

4) Магическое мышление (мысли о том, что какая-то сила разрешит мои проблемы без моего непосредственного участия в этом процессе, т.е., что всё устроится само собой).
Больная рассказала, что была против обращения даже к психологу (не говоря уже о психиатре), так как считала, что всё, происходящее с ней – подстроила какая-то злая сила, которая на нее воздействует, что кто-то нехороший навел на нее порчу

Источник: https://www.nevrozovnet.ru/psihiatriya/panicheskie-ataki-pri-shizofrenii.html

Ссылка на основную публикацию